«Отец встретился с братом и сестрой через 40 лет»









А отец со своей семьей поддерживал связь?

 

- Родителей брат как я уже говорила, пошел служить во время войны в девизию СС «Галичина» - его потом забросило в Италию. И оттуда распространилась весть, что он погиб. Отец считал его умершим, панихиду нанимал его. Вдруг однажды (где-то году 80-м) - телефонный звонок из Канады: брат Святослав - живой! Я помню ту картину - это вторично видела папу в слезах (впервые, когда пришла телеграмма, что его отец умер в Украине, в Мозоливци и поехать при советской власти на похороны не могли). А второй раз папа заплакал, когда ему позвонил брат.

Сестра осталась в Мозоливци, папа переписывался с ней. Отправляли им туда пакеты (а принимали для пересылки только определенный товар - в отдельных советских магазинах в системе «внешторгу», со страшными наценками). Кроме писем, не было никакого другого связи. Когда немного открылись границы, мы организовали встречу в Мюнхене: приехал из Канады и сестра - с Украиной. Это было так трогательно - они встретились через 40 лет!

- Господин Юрий был знаком с вашим отцом?

- Да. Они познакомились в Мюнхене во время первой заграничной поездки господина Юрка. И когда уже папа был тяжелобольной, Юрко приезжал в Мюнхен и сидел вместе со мной неделями у него в госпитале.

Говорит Юрий Шухевич:

- Владимир Кальваровський был очень активен в украинском обществе, в церковных делах, активно сотрудничал с журналом «Патриархат». Причем папа Леси был очень жертвенной человеком. Когда начал разваливаться Союз, он часто приезжал в Украину, на многое жертвовал деньги. И у него в доме всегда было много народу. Кстати, если вы посмотрите фильм режиссера Олеся Янчука «Атентат - Осеннее убийство в Мюнхене» об убийстве Степана Бандеры, то в титрах выражена благодарность и Владимиру Кальваровському.

Л.Ш.: - Мы так и узнали Янчука. Он приехал в Мюнхен с первым своим фильмом «Голод-33». У него как раз вызревал проект по Бандеры. А денег нет. То он жил у моего папы, наши бандеровцы водили его Мюнхеном, показывали все места. Это все снималось по существу в домашних условиях. Интересно было потом смотреть.

«Я назвала сына в честь Юрия Шухевича»

- Госпожа Леся, а как вы познакомились с Юрием Шухевичем?

- В 90-м году - когда я впервые приехала в Украину. Хотя заочно я знала его давно - еще с юности. В те времена, когда в Советском Союзе были проблемы с политзаключенными, через самиздат вся та информация попала за границу. Мы становились на защиту политзаключенных. Я тогда была в «Пласте», у нас разные работали группы. А я записалась в группу Юрия Шухевича. Почему? Ну, во-первых, мы родились в один день (улыбается). Во-вторых, мне импонировали его взгляды. И я начала все читать о Юрка, что только можно было достать. А информации - очень мало, и ее сложно было достать. Мы отправляли пакеты в ссылку, многое возвращалось. Но Юрий говорит, что он получил рождественскую открытку от меня с приветствиями. Я там писала, что у меня родился ребенок (от первого брака - авт.), И я сознательно назвала сына Юрием - в честь Шухевича. А когда уже приехала в Украину, то, конечно же, хотела увидеть, какой он - тот Юрий Шухевич (смеется). Но встретились мы случайно: в тот самый день, как я приехала, в церкви.

Ю.Ш.: - Это было 12 августа 1990. «Демократическая» власть очень долго тянула с передачей церкви Святого Юрия греко-католикам. Мы решили силой забрать храм у российского патриархата. В эти дни во Львове проходил мировой съезд украинских врачей. И мы использовали эту возможность, чтобы было много свидетелей из-за рубежа.

В тот день Леся впервые приехала во Львов. И она как раз пришла с кинокамерой в церковь, начала снимать, как люди врываются во двор. А на второй день мы лично познакомились в церкви. С тех пор когда Леся приезжала в Украину с «гуманитаркой», она заходила ко мне. А в 91-м году, когда я впервые ехал за границу, Леся автом отвезла меня в Мюнхен. Тогда мы познакомились ближе. Так началась наша частная история.

- Госпожа Леся, а какие были ваши впечатления от Украины?

- Я приехала с такой эйфорией. А то как раз было время горькой беды: всюду нищета, дефицит ... Я такого не ожидала увидеть. На третью неделю я сдалась и начала плакать. Я была в шоке от бесчеловечной советской системы и того, как здесь обращаются с людьми, как работает государственная машина. Мы себе представляли совсем другое. Папа в Украине также вскоре приехал. И от увиденного очень переболел. Говорил: Когда меня забирали, то была еще Украине, а теперь то сплошной колхоз.

- А когда и как вы решились переехать во Львов? Тем более после увиденного контраста между Германией и Украиной.

- Если бы не Юра, меня бы здесь не было. Я бы не отважилась! Но через шесть лет после нашего первого знакомства, в 1996 году, я переехала в Украину. Все эти годы мы ездили друг к другу. Хотя уезжать было проблематично: во-первых, мой сын как раз пошел в школу, а во-вторых, не так-то легко пускали. Очень трудно было получить визу в Советский Союз. Я везде вписывалась, как переводчик. И всегда с сыном в Украине ездила. С Юрой мы все время переписывались (а он тогда уже жил во Львове), у нас были страшные телефонные счета. Несколько раз он приезжал ко мне в Мюнхен.

Решение же переехать назревало несколько лет. Я колебалась. И сорваться действительно было трудно - даже прощальные вечера в нашем доме в Мюнхене, сколько мы их с колежанками устраивали! (Смеется)

- Юрий, вы стали инициатором переезда?

Ю.Ш.: - Да нет, это она сама решила. С одной стороны, Леся хотела. Но колебалась. Я ее к этому подтолкнул.

Л.Ш.: - Он мне предоставил отваги.

- А не рассматривался вариант переезда господина Юрия в Германию?

Л.Ш.: - Об этом не могло быть и речи! Юра не согласился бы никогда жить где угодно, кроме Украины. Вот, помню, в 91-м году он прилетел в Мюнхен. По дороге из Америки. А как раз в Москве - ГКЧП. Крайне неопределенная ситуация. Мы же не знали, его не бросят в тюрьму. А Юра, как только услышал, что там такое происходит, - едет, рвется. И ничего знать не хотел! Он бы не выдержал за рубежом. Неделя - нормально, второй - нормально, а на третий он уже собирается домой. Ему уже пора!

Ю.Ш.: - Ну я же чувствовал себя там, не как дома. Чужая страна!

«Родные были против нашего бракосочетания»

- Госпожа Леся, как восприняли близкие ваш второй брак и переезд в Украину?

- Они были против! Все спрашивали меня, знаю ли я, что делаю. Во-первых, у меня был маленький ребенок, во-вторых, я имела проблемы со здоровьем.

Даже отец сначала был против - несмотря на то что очень уважал Шухевича. Это не в обиду Юрию, но теперь я своего отца как отца понимаю - уже сейчас, спустя годы. Он хотел как лучше для своей дочери: мало того, что меняю страну, так выхожу замуж за значительно старше человека, незрячую, не обеспеченную - все то, что каждый бы отец не хотел для своего ребенка. Но я сказала: «Лучше прожить пусть и десять лет, но счастливых, чем 50 никакого супружеской жизни». Это был такой эмоциональный порыв! Юрко мне очень импонировал. Мы сразу нашли с ним общий язык. Я не могу объяснить, почему так сложилось. Видно, нам с ним было просто по дороге.

- А как воспринял ваш сын Юрия Шухевича?

- Удивительно легко с ним сошелся. Сначала «господин Юрко» называл его, а теперь - «дядя». Так понравились себе. Ему, малому, сначала было не понятно, как быть слепым. Все к Юрка на колени залезал, заглядывал. Сначала маленький (ему тогда было три года) полагал, что смысл слепоты заключается в палочке - он брал ее и с ней себе ходил. Говорю: «Давай завяжу глаза». А он: Так я же ничего не увижу! А я ему: «Вот, Юрчик, и есть незрячисть». Долго не мог того понять.

А вообще с Юрой они быстро нашли общий язык - Шухевич очень хорошо повествует сказки. Он этим, вероятно, и подкупил малого (улыбается). Какой ребенок не любит сказки - он ему каждый вечер рассказывал.

- А сын никогда не упрекал вам, что вы его вывезли из цивилизованной страны, где он родился?

- Знаете, были такие дискуссии. Первые годы было чрезвычайно трудно! Мы же не жили спокойно - постоянно были какие гонения, преследования. Во-первых, на счет господина Юрка. А во-вторых, мы же из Германии приехали. Начались обкрадывания квартиры, потом - угрозы. В нашу квартиру врывался сосед с топором, второй угрожал ружьем, пробовали травить угарным газом. И все это безнаказанно!

Малый в школу пошел и наткнулся (я такого не ожидала!) На откровенная травля. Бывало и «фашистом» называли. А сыну было девять лет - разве он то понимал? В Германии совсем другая система школьного обучения, совсем другое отношение. Там такого нет! Во Львове же мой сын услышал первые матерные и встретился со школьной коррупцией. Игнорировали незнание им русского языка и заставляли учить стихи по-русски. А за немецкую, которую он знает в совершенстве, ему вообще поставили тройку в школьном аттестате.

- Сейчас он чем занимается?

- Моему сыну сейчас 24 года - он замечательный парень! Не женат, но уже шесть лет имеет девушку Катю. Во Львове он окончил школу, университет, является магистром экономики. И теперь ушел в бизнес - открыл свой компьютерный магазин, магазин одежды - продает «афро-украинский шаровары», как он говорит. А еще он мечтал о бистро - открыл недавно.

- В Германию его не тянет?

- Знаете, недавно он мне сказал: «Пора уже снова съездить к цивилизации». Есть в Германию. Потому что с той ментальностью все же трудно жить в Украине. Я вижу колоссальную разницу. Когда говорят: «Ой, там, за границей, так же!» Нет, не так! Поверьте, там нет такой коррупции на каждом шагу, взяток, травля, столько лжи и фальши. Вы там чувствуете нормальным человеком. Тут меня, в Украине, пытаются сделать «совком» и заставить забыть, что существует цивилизованная жизнь. Говорят: «Здесь вам не Германия!» Но при этом же декларируют, идущих в Европу.

- То есть адаптироваться вам в Украину было сложно?

- Я очень долго после переезда пыталась понять, как функционирует наше государство. Труднее всего было психологически. Не материально. Но я поняла одну вещь: здесь совсем иначе жизнь! Невозможно приехать из Америки или Канады и научить украинскую в Украине жить. За рубежом диаспоре не дано понять здешних украинский. Это же два разных мира и две разные эпохи - и их невозможно объяснить словами, нужно жить здесь, это нужно «попробовать». Я, кстати, считаю, что ту сетку диаспорную стоит использовать, чтобы наши дети по максимуму ехали за границу - в школы, лагеря, на стажировку, чтобы просто учились, смотрели и видели, что можно жить иначе.

- А вы часто ездите в Германию?

- Сейчас я бываю там раз в год - еду на могилы к родителям, они в Мюнхене похоронены. В Германии живут мои родственники: брат работает на немецком предприятии на довольно высокой должности. Сестра работала в детском саду, муж у нее - священник, греко-католик. И брат, и сестра имеют по четверо детей.

Главное меню

Строение и функции глаза


Проблемы со зрением

Лазерная коррекция зрения

Энциклопедия глазных болезней и состояний

Как уберечь зрение работая за компьютером

Методы улучшения зрения

Новинки фармацевтической индустрии

Ношение очков

Зрение Вашего ребенка

Спросить у врача

Интересно узнать


Рекламные ссылки

 


© Перепечатка материалов только при указании сайта http://www.eye-doctor.ru как первоисточника.

КОНТАКТЫ --- КАРТА САЙТА --- ПРАВИЛА И УСЛОВИЯ ---