Кризис общего менеджмента









- Ладно, немного абстрагируемся от ситуации и посмотрим спокойнее в прошлое. Что вам удалось сделать за четыре года управление "Гранями-Т"?

 

- В моей жизни за эти четыре года больше ничего и не было, лишь книги и книжные проекты "Грани-Т". У меня сложился определенный ритуал: забирать домой, в собственный книжный шкаф, первый, принесенный из типографии, экземпляр той книги, которой были отданы больше всего сердца, эмоций, усилий, которые стали событием для меня лично. Таких - две полки, за которые не стыдно ни перед кем, ни на этом, ни на том свете, и о каждой странице которых есть что вспомнить.

Не все эти книги имеют награды конкурсов, ба больше - некоторые из них имеют интересные полиграфические недостатки (шефскому редактору такие просто "скакали" к рукам), и о большинстве из них как жизненный феномен я надеюсь в будущем написать. Потому что опыт создания бренда, опыт лелеяния монополиста, который пытается уничтожить теперь того человека, который этот феномен собственно и "породила", является достойным документальной фиксации.

- Чем "Грани-Т" отличались от других украинских издательств?

- Для меня это была редкая возможность напечатать произведения многих мудрых и талантливых людей и придумать в искусстве украинской книги что-то новое, необычное, нестандартное, не подобное всему, грубо говоря, "советского".

Мне можно упрекнуть, что я выдавала тексты или заказывала иллюстрации тем, кому симпатизировала : так, со многими складывались тепле, доверчивые отношения. Но, поверьте, небольшое количество этого тепла сохранилось по отношению ко мне, когда я очутилась "за пределами офиса". Наверное, касались они скорее моей должности и возможностей.

Хотя в первые, самые тяжелые дни меня поддержали психологически, физически, морально, экономически люди, которых я и не выдавала. Были также и те, чьи проекты (гонорары ли) остались "под вопросом", однако они откровенно "стали на мою сторону" и выразили солидарность с моим возмущением этой, как оказался - типичной для украинского бизнеса, ситуацией. Вот для меня также урок, и один из самых ценных за всю жизнь: перед лицом спесивого насилия мы вместе можем почувствовать, что внимание, поддержка, желание помочь, посоветовать, походатайствовать, поделиться, порекомендовать новую работу - в наше время еще не превратились в исключительно семейные ценности. Этот урок уже коренным образом изменил и меня, и мое отношение до многих-многих людей.

- Какие проекты "Граней-Т" были предложены лично вами?

- Из культурологических проектов - практически все, что есть сегодня в прайс-листе издательства. Другой вопрос, что не все идеи этих книг были собственно моими. Я генерировала их из общения, из желаний, из потребностей времени, как я их понимала, в конечном итоге - из любопытства к теме, к автору, к формату. Определено, именно поэтому в новой стратегии издательства для такой культурологии места не нашлось. Для бизнеса, в котором "ничего личного", такое действительно не нужно.

- Неужели действительно ситуация с вашим освобождением является типичной для украинского издательского бизнеса?

- Ситуации с незаконным освобождением являются типичными даже для украинского бизнеса в целом. Достаточно лишь посмотреть на материалы, которые публикуются в Интернете. Это, по-видимому, таковы в Украине деловые обычаи - освободить неугодных, выдумав призрачные основания и подработав документы, которые свидетельствуют о каких-то нарушениях.

Отчего это происходят? Потому что многочисленные конфликты между работодателями и наемными работниками, по моему убеждению, просто вопят об усилении в нашей стране тоталитарных методов управления интеллектуальными и гуманитарными ресурсами. Если обобщить - о кризисе общего менеджмента.

Я считаю, что своевольное нарушение прав человека не совместимо с местом, где создаются книги. Для тех, кто причастен к созданию интеллектуального пространства, не может быть присущий стиль намеков и дезинформации. Я считаю, что книги создаются не "под руководством", а в творческом сотрудничестве, что фраза "робота в издательстве дает возможность быть удостоенной почетного звания" есть советизмом, который искажает как смысл понятия "работа", так и понимание значения "государственная награда".

Я считаю, что анонимный текст от имени безличного "коллектива" является продолжением традиции "коллективного осуждения или одобрения" и нивелирует понятие индивидуального выбора и персональной ответственности . Я считаю, что "переход к новому этапу работы" происходит через тактику "зачистки ненужных". Я считаю, что такие методы являются возвращением к хоть отбавляй хорошо известной практики тоталитаризма, с его нагнетанием атмосферы страха и абсурда.

О чем может думать персонал, который видит то, что сделано, например, со мной? Вряд ли о качественных книгах..

"Современная детская литература приучает детей жить в искусственном мире"!

- Поэтому "Грани-Т" превращаются в сугубо детское издательство. А какая в настоящее время ситуация в Украине с детской книгой?

- Все еще тревожная. Я не раз писала и говорила, что в Украине немало добрых писателей, которые могут (и уже создают) добрые тексты для детей, и немного новых идей. Как правило, все базируется на жанрах литературной сказки и фантастической повести, где одним из главных героев есть или фантастическое существо, или животное. Даже взрослые персонажи отходят на второй план! Будто современная детская литература преднамеренно приучает детей жить в искусственном мире!

Думаю, срабатывает привычка говорить с детьми - а литература и является формой разговора, диалога - обходя или украшая то, что за окном. Еще одним тревожным симптомом для меня является неумение многих (не всех, подчеркиваю!) писателей создавать если не смешные, то улыбающиеся тексты для детей, - юмор, который объединяет автора и читателя, также будто вытесненный из детской литературы.

Беда не только в тексте, но и в принципах илюстрування : на кафедрах графики нескольких киевских институтов собственно книжная графика является или падчерицей, или редкой гостьей. Что уже говорить о современной детской книге! Сплошные мечты о ее наличии.. Девочки и мальчики, которые мне носили папки с рисунками, могут стать художниками детской книги лет так за пять-десять как минимум, и то при условии, что будут очень много творить "в ящик", не рассчитывая, что каждая зайка, ведмежатко или принцесса здесь же превратится в страницу в книге и хоть небольшой, но гонорар..

В последнее время уменьшается количество семей, для которых чтение книги ребенку является ежедневной нормой жизни. Те двадцати-тридцатилетние, кто в настоящее время задумывается над развитием детей, скорее включат ребенку мультик или компьютерную игру, чем будут листать умную и хорошую книгу. Культурный уровень отчий относительно книги катастрофически падает. Как это может побуждать издателей к увеличению тиражей и ассортимента, к поискам нового типа детской книги? Книжные магазины - не слишком распространенное явление в Украине, но любая из них имеет детский отдел, и он не является наименьшим. Авторы есть, книги есть, но мы почти ничего не знаем, в каких новых книгах наш читатель-покупатель нуждается. И требует ли..

Только цифры продаж, которые каждое издательство знает "для себя ", об этом не скажут: оперативно реагировать на потребности читателя/покупателя в разных регионах Украины (а они отличаются даже не Лево- или Правобережная, но и по городам) можно, но это нуждается и в очень находчивых продавцах, которые заинтересованы в повышении продаж. У нас же продавец, который знает каждую новую книгу в собственном книжном магазине, - то большая редкость, а что уже говорить о наличии тех, кто отслеживает динамику продаж каждого названия?

В настоящее время много чего будто застывший на какой-то точке, в ожидании изменений. Указаний ли?

- Чем дальше будет заниматься Диана Клочко?

- Изданием книг (улыбается). Интеллектуально важных книг. Когда вышли с сыном из "родного" офиса под жгучее солнце, казалось, уже никогда больше не захотим взяться за это дело. Аж потом, когда осознали, что нас на такое и провоцируют, пришло понимание: иски и суды - это одно, поиск "хлеба насущного" - то другое, а книги будем делать - только с другим типом продвижения и распространения.

Уверенная: те, кому жизненно нужна интеллектуальная книга, часто доступа к ней или информации о ней не имеют. А потому авторы и издатели не знают точно - кто их читатель и как он воспринимает мысли, воплощенные в книгах.

Поэтому буду возобновляться психологически, интеллектуально, и постепенно выходить из понимания, которое "живет гранивской книгой единственной". А также не говорить себе постоянно: "Карфаген должен быть разрушено.".

Главное меню

Строение и функции глаза


Проблемы со зрением

Лазерная коррекция зрения

Энциклопедия глазных болезней и состояний

Как уберечь зрение работая за компьютером

Методы улучшения зрения

Новинки фармацевтической индустрии

Ношение очков

Зрение Вашего ребенка

Спросить у врача

Интересно узнать


Рекламные ссылки

 


© Перепечатка материалов только при указании сайта http://www.eye-doctor.ru как первоисточника.

КОНТАКТЫ --- КАРТА САЙТА --- ПРАВИЛА И УСЛОВИЯ ---