Обитель беглянок









В глухом полесском селе я встретила трех черниц, которые в обычной хате учредили собственный монастырь. Но испытание затворничеством выдержали не все

 

Мир всегда пытался заглянуть за высокие монастырские стены. Людям хочется увидеть, как живется там затворникам, которые добровольно обреклись на аскетическое существование, отказавшись от всех земных утешений. Потому что просто умом этот подвиг самоотречения не постигнуть. Но не все, оказывается, способные выдержать нелегкие будни монашеского послуха. Не так давно журналистская работа случайно свела с людьми, которые убежали из монастыря и учредили свою обитель с собственным уставом.

Сами косят, сами хлеб пекут

В это маленькое село, которое официально уже не существует на карте, потому что присоединилось к соседнему, мы попали проездом. Старые покинутые хаты производили гнетущее впечатление. Потому что кое-где их нельзя было и разглядеть между одичавшими яблонями и вишнями. Ни одной живой души на улице - и это летом средь бела дня, когда люди не взлезают из огородов. Тому, когда увидела скромную, но ухоженную хату, обрадовавшаяся. Подумалось, что здесь доживает своего возраста старенькая бабка. Начисто выполотые грядки с огородиной свидетельствовали, что здесь живет женщина. За хатой увидела какую-то хижину, похожую на хлевец. На мой оклик из нее вышла женщина. Я уже открыла рот, чтобы поздороваться с бабушкой, но здесь же осеклась: из-под черного платка на меня осторожно смотрели молодые глаза. Длинная одежда, похожая на монашеский, какой-то засоленный передник совсем сбили с толку. Через минуту из пристройки вышла еще одна такая же женщина неопределенного возраста. Потом подоспела третья, как статуси. И я поняла, что попала в монастырь.

Пришлось убеждать настороженных бабенок, что я неумышленно нарушила их тихую жизнь в этой глуши. На мои вопросы они отвечали неохотно. По большей части говорила и, что пришла последней. Из одежды видно, что она здесь - главная:

- Хотите знать, кто мы и что делаем? Идите с нами.

Направляемся тропой углуби двора. Женщины в черном ведут меня будто под конвоем. Стало даже немного не по себе. Вдруг замечаю еще одну старую хату, в которую и приглашают меня странные экскурсоводы. Переходим сени, маленькую кухоньку со старомодным буфетом, и попадаем в комнату, все стены которой завешены иконами.

- Вот это и есть наша церковь. Здесь мы молимся..

- Но почему здесь, а не в монастыре? Вы же, понимаю, черницы?

- Бывшие черницы. Ушли из монастыря. Живем здесь, работаем, сами сеем, жнем, косим. Вон видите какие травы, надо все самим убирать, мужских рук нет. Документов у нас нет, средств для существования тоже, но, благодарить бога, живем.

- И все же почему не в монастыре, а здесь?

- А что такое монастырь? Они говорят, что жить без греха нельзя. Тогда для чего идти в монастырь? Чтобы грешить? В мирской жизни люди грешат, а там не должны. Они считают, что главное в монастырской жизни - послушание, а мы считаем основным пост и молитву. Мы придерживаемся суровых постов, не едим ни молока, ни яиц, только растительную еду. Выращиваем почти все свое. Хлеб купленный не едим. Свой печем. Ходите в друге нашу обитель, там угостим нашим хлебом.

Все беды человеческие - от неумения поститься

В такой же маленькой хате, стены которой тоже завешены разными иконами, приглашают в комнатку, где стоит несколько кроватей и диван. На столике, под окном, лежат три крестика.

- У каждой из нас свой крест.. Это наша келья. Видите, ни электричества, ни телевизора. От электричества отказались - то зло. Работаем и молимся в тишине, - рассказывает настоятельница. - Хлеба нашего попробуете? Мы его на хмельной закваске делаем. Теперь вкруг дрожжи используют, а это большая беда для человечества. От дрожжей в организме идет постоянный процесс брожения, который разрушает человека изнутри. Ведь дрожжи - это искусственно создана плесень, которая имеет структуру грибка. А для нашего хлеба нужно лишь сделать закваску из шишек хмеля.

Попробовать монастырского хлеба мне не удалось, потому что он именно закончился, и сестры очень извинялись. От гастрономических тонкостей этого добровольного пустельництва в сельской глубинке опять возвращаемся к вопросам духовным. Пытаюсь понять мотивы этих людей, которые несут свой крест, как они считают, правильно. Все остальные - нет.

- Почему люди имеют столько бед и проблем? Потому что не придерживаются как следует постов. В наше страшное время спастись можно только постами. Ведь пост - это победа над демонами. Если мать хочет, чтобы ее ребенок был здоровым, был всегда под Божьей охраной, в пятницу она не должна ни есть, ни пить к первой звезде. В такой денек, как пятница, мы никогда не едим и вод не пьем, пока солнце не зайдет. Поститься по пятницам особенно нужно тем, кто убивал в утробе своих детишек, женщинам-детоубийцам. Если можете, то и в понедельник и среду тоже поститесь. И искренне молитесь. Господь тогда вас услышит. Думаете, нам здесь просто? Антихрист и здесь достает. Посмотрите, что с нашей сестрой случилось.

Одна из монашенок, которая все время молчала, умоляюще смотрела мне в глаза:

- Возьмите меня с собой. Прошу вас, возьмите меня с собой..

- Видите, что делается? Куда же они тебя заберут? Люди имеют семью, куда тебе ехать? Что ты там делать будешь?

Пока странная просительница побежала к хате одеваться, чтобы поехать с нами, ее подруги объяснили, что у горемычной не выдержала психика. Полное отречение от мирской жизни, как и все его неурядицы, влияют на психику, выходит, одинаково?

Мои собеседницы отказались сфотографироваться. Пообещала, что не назову ни села, ни района, где они несут свой крест затворничества..

Из литературы, которую мне подарили, поняла, что взгляды этих черниц кое-что противоречат церковным канонам и монастырским уставам. Одним из их кумиров есть блаженная Мария Шпагина, Марфа ли, постница и молитвенница, которая с 50-х годов жила при монастырях, была гонима и властью, и самими монастырями. Умерла женщина в 1992 году, незадолго до раскола Украинской православной церкви. Ее виденье и разговоры с Богородицей переписываются, печатаются и распространяются в монастырской среде нелегально.

Закрытые души

..Покидала этот странный уголок с его не менее странными поселенцами с противоречивыми чувствами. Эти три женщины неопределенного возраста напомнили мне Агафию Лыковую, последнюю из семьи староверов, которую нашли в 80-х годах в Сибири. Не только своим аскетическим нарядом. А затравленным взглядом осторожных глаз, от которого становилось немного не по себе. Я безуспешно пыталась узнать хоть что-то об их прошлом. Дальше, чем за порог своей старой хаты они не пускали. Их души останутся закрытыми для нашего мира, наверное, навсегда..

В селе о монашенках тоже знают немного. Кроме того, что одна из них - местная и что вернулась она в родительскую хату вместе с двумя подругами по монастырю. Своими руками все ремонтировали, лепили и ту летнюю кухоньку из листков шифера, где готовят сейчас есть. Сельские женщины подтвердили, что по пятницам монашенки могут целый день работать в поле, не разгибаясь, не пивши даже воду. Голова сельсовета, к которой принадлежит это небольшое село, рассказал, что живут эти поселенки на родительском подворье одной из них не прописанные. Живут да и живут себе, никому не мешают, люди на них не жалуются:

- Говорят, что одна из них имеет высшее образование, работала будто даже журналистом. А потом пошла в монастырь. Имела проблемы с психикой. Убежали ли, просто ли ушли из монастыря еще с двумя монашенками, не знаю.

Главное меню

Строение и функции глаза


Проблемы со зрением

Лазерная коррекция зрения

Энциклопедия глазных болезней и состояний

Как уберечь зрение работая за компьютером

Методы улучшения зрения

Новинки фармацевтической индустрии

Ношение очков

Зрение Вашего ребенка

Спросить у врача

Интересно узнать


Рекламные ссылки

 


© Перепечатка материалов только при указании сайта http://www.eye-doctor.ru как первоисточника.

КОНТАКТЫ --- КАРТА САЙТА --- ПРАВИЛА И УСЛОВИЯ ---