Урок с особенными потребностями









В цивилизованных странах дети-инвалиды учатся вместе со здоровыми школьниками. Что в Украине этому мешает?

 

Инклюзивна школа станет реальностью

С подозрительностью, относясь к реформам по европейскому образцу, мы еще несколько лет назад рассуждали: как будет чувствовать себя ребенок в инвалидной тележке в стенах общеобразовательной школы? Как к этому отнесутся ее одноклассники и родители? Что скажут педагоги? Сегодня, наблюдая результаты работы экспериментальных школ, специалисты пришли к заключению: инклюзивна образование (общая учеба больных и здоровых детей) нужно нашему обществу. Гуманность, толерантность, признание равного доступа каждого к образованию - такие общечеловеческие "плюсы" инклюзиву. Но, как известно, любая хорошая идея может быть сведена на нет, если не созданные условия для ее воплощения.

Длинная дорога к "чутким классам"

Поэтому редакторы авторитетного и популярного среди педагогов издательства "Школьный мир" собрали на "круглый стол" тех, кто находится "на передовой" инклюзивного учебы - психологов, социальных педагогов и дефектологов, чтобы обсудить неотложные вопросы внедрения нового проекта. "Каждый ребенок, независимо от своего физического состояния, имеет право на образование. Но как ей дать это право и насколько мы готовы и готовые ли вообще это сделать? - объясняет цель "круглого стола" его инициатор Татьяна Шаповал, редактор газеты "Психолог". - Эту проблему надо разрешать как можно быстрее, потому что в сентябре Министерство образования выдало приказ о плане действий относительно ввода инклюзивного учебы в общеобразовательных учебных заведениях на 2009-2012 года. Поэтому времени у нас осталось немного. А проблемных вопросов немало". Директор Украинского научно-методического центра практической психологии и социальной работы Виталий Панок очертил их так: "Первое - неготовность учебных заведений принять детей с особенными потребностями, начиная с организации физического пространства к учебно-методической литературе. Второе - неготовность наших педагогов к преподаванию для детей с определенными ограничениями. Третье - социальнопсихологические проблемы. Когда ребенок с изъянами находится в обычном классе, возникают проблемы невосприятия ее одноклассниками и их родителями, известные случаи травли, отторжения. Бывают, что родители одноклассников инвалида требуют от руководства школы перевести его к другому заведению".

Для учебы детей-инвалидов в нашем государстве существует система специализированных школ, детских садиков и интернатов. Понимая, что родительская любовь и внимание для больного ребенка жизненно необходима, украинские родители идут на отчаянные шаги, чтобы оставить ребенка в семье и избежать интерната. Известный случай, когда мама ребенка-инвалида носила дитяти к школе на руках. Это длилось к пятому классу, пока у женщины хватало физических сил. После того ребенок учился дома за индивидуальным планом, хотя так мечтала общаться с однолетками. Те родители, которые имеют возможность, везут детей на учебу за границу. Ведь там отношение общества к ним другое. Да и условия для учебы лучше. Начиная с возможности добраться до школы в городском транспорте и к оборудованию пандусами учебных помещений и даже туалетов. Нам об этом пока что придется лишь мечтать.

Но если для обеспечения инклюзивного учебы одному ребенку достаточно решить проблему архитектурной доступности, то ребенку с умственной отсталостью и изъянами слуха или зрения необходимо специальное оборудование, литература и помощник (ресурсный педагог или ассистент учителя). И хотя эту роль может исполнять даже мама ребенка, кадровый вопрос в организации инклюзивного учебы остается актуальным. И касается оно не только ассистентов учителя, но и самих педагогов. "Не каждый педагог готов к работе в классе, где есть дети с определенными физическими ограничениями", - считает Наталья Евдокимова, кандидат психологических наук. Кроме традиционно профессиональных добродетелей, им должны быть присущи гибкость, толерантность, умение работать в команде и вести урок в присутствии других взрослых.

"Основной лозунг интегрированного образования - от инклюзивной школы к инклюзивного обществу", - считает Алла Колупаева, заместитель директора Института специальной педагогики Академии педнаук Украины. Именно поэтому важным условием успешной инклюзивного учебы является работа психолога с родителями и учениками "смешанных" классов. Госпожа Алла рассказала, что в инклюзивних экспериментальных школах родители здоровых учеников сначала массово забирали детей и переводили их к другим, неинклюзивних коллективов. Через несколько лет ситуация изменялась: наблюдался наплыв детей к таким классам, где господствуют теплая доверчивая атмосфера, толерантность, чуткость.

А сколько же их, школьников-инвалидов?

Единственный вопрос, в котором Министерство образования и специалисты-практики не нашли точек касания, - это статистика. Как оказался, реальное количество детей-инвалидов в Украине и и, которую обнародовало Минобразования (1, 5% или 135 тысяч), отличается почти в десять раз. Алла Колупаева заметила, что ее как представителя сообщества социальных педагогов эта цифра удивила, поскольку не отвечает мировым показателям, которые достигают 10-15 процентов. "Не секрет, что в Украине трудно собрать достоверные данные, потому что слишком много в них усредненных цифр. Данные, какие мы собрали благодаря психолого-медико-педагогическим консультациям, свидетельствуют о другом: в нашей стране таких детей свыше миллиона, то есть 12,2 процента, который отвечает мировым показателям. По мнению госпожа Колупаевой, такое расхождение объясняется как отсутствием полного государственного учета детей с особенностями психо-физического развития, так и межведомственными барьерами : "В Украине, кроме учебных заведений, представлена широкая палитра реабилитационных центров и медучреждений, которые оказывают помощь детям-инвалидам, : в системе Минобразования их 40, Минтруда - 298. Такой широкой системы предоставления помощи детям с ограниченными возможностями нигде в мире нет. Однако межведомственные интересы, несогласованность, статистическая неточность не дают возможность помогать детям совместными усилиями. Например, когда ребенок находится в специализированном интернате, она имеет льготы (питание, медицинское обслуживание и тому подобное). Как только она попадает к государственной школе, то эти льготы теряет. Необходимо, не разрушая существующую систему специальных учреждений и реабилитационных заведений, перепрофилировать и устранить границы между массовым и специальным образованием".

Инклюзив как альтернатива палате №6

"Ключевая проблема инклюзивной образования - определить, кого к ней можно допустить", - добавляет Антонина Обухивска, заведующий Центральной психолого-медико-педагогической консультации (ПМПК Реферат и курсовая). Наверное, в этих словах есть смысл. Но есть и другая сторона медали. ПМПК - это учреждение, которое для ребенка-инвалида и его родителей, - все. Ведь от ее вердикта зависит дальнейшая судьба маленького человека. Владимир Петровский, председатель Всеукраинского профсоюза работоспособных инвалидов, с которым я обсуждала результаты "круглого стола", с болью сказал: "В этих комиссиях сидят не психологи, а грубые и бездушные люди, которые покалечили сотни жизней. Они не знают, как надо обращаться с инвалидами разных нозологий. Приходит на комиссию взволнованный ребенок - они жмут, засыпают ее вопросами, а потом, не дав и слова сказать, ставят свой диагноз - клеймо на всю жизнь. Этот вердикт потом очень трудно обжаловать, потому что ни один специалист не захочет свидетельствовать о некомпетентности коллеги. Сделать это удается лишь единицам матерей, которые кладут на эту жизнь. Кое-кто ставит крест на ребенке, соглашается отправить ее в интернат, а потом часто вообще отказывается от нее. Когда же такой "забитый" ребенок приходит к инклюзивной школе, хороший психолог и доброжелательные педагоги видят, что у нее есть перспектива. Проходит каких-то полгода - и маленького ученика не узнать".

В то же время Антонина обуховская заверяет: "ПМПК сегодня чрезвычайно изменилась. Мы сломали все стереотипы. Сегодня мы - адвокаты детей и их родителей, потому что помогаем защищать их права. Это трудно, ведь мы должны придерживаться старых предписаний и в то же время учитывать современные тенденции, которые еще только декларируются, но не отображенные в законе". Госпожа Антонина говорит, что все ее коллеги "за инклюзив". Но эффективная работа комиссий тормозится кадровым вопросам. Например, в Донецкой области - 600 тысяч детей-инвалидов. В областной комиссии - 5 лиц. "Могут ли они физически охватить вниманием всех? Эти люди и так проводят в выездных заседаниях большую часть своей жизни. В области функционирует 50 районных комиссий, но они бумажные и состоят не из специалистов. Я ужаснулась, когда увидела, кто работает в них", - говорит госпожа обуховская.

Поэтому проблем с воплощением концепции инклюзивной образования немало. Но уже тот факт, что их нарушают сами специалисты, небезразличные к судьбе детей и судьбы реформы, очень обнадеживает.

Главное меню

Строение и функции глаза


Проблемы со зрением

Лазерная коррекция зрения

Энциклопедия глазных болезней и состояний

Как уберечь зрение работая за компьютером

Методы улучшения зрения

Новинки фармацевтической индустрии

Ношение очков

Зрение Вашего ребенка

Спросить у врача

Интересно узнать


Рекламные ссылки

 


© Перепечатка материалов только при указании сайта http://www.eye-doctor.ru как первоисточника.

КОНТАКТЫ --- КАРТА САЙТА --- ПРАВИЛА И УСЛОВИЯ ---