Воспитываем силу воли









Мир «людей дождя», о детях - аутах

 

Дети-аутисты часто воспринимают родителей «как мебель», не умеют играть по чужим правилам и часами могут возить машинки по кругу.

Представьте, маленький мальчик влезает в коробку из-под телевизора и целыми днями возится там с колесиками от детского авто. И ему для счастья больше ничего не нужно. Чтобы только его не трогали. Это его маленький мир, в котором ему комфортно, там он чувствует себя защищенным. И не пытайтесь вытянуть его в свой, чужой и враждебный мир, где рядом с ним существуют мама и папа, братики и сестренки, бабушки с дедушками. Они для него - никто. И он для себя - тоже никто. Потому что такого понятия, как «я», для него не существует. Потому что он - аутист...

Не понимает - головой об стену

Сразу отметим - аутисты бывают разные. «Тяжелые» и в самом деле могут часами крутить колесико и не понимать, кто они есть и что от них требует мир. «Легкие» могут ходить к общеобразовательной школе. Впрочем, как рассказала психолог Татьяна Куценкова, во всех аутистов есть несколько проблем, сразу заметных для постороннего глаза. В первую очередь - недоразвитость речи. «Это не значит, что ребенок не умеет говорить, быстрее, имеет определенные проблемы с интонацией, артикуляцией, - отмечает Татьяна Куценко. - речь идет о социальной, а не информативной функции вещания. Для примера, шестилетний мальчик, с которым я сейчас работаю, имеет богатейший словарный запас. Уже в четыре года он бегло читал, как взрослый человек. Он прекрасно знает, как нужно конструировать фразы. Но что-то сказать окружающим в нужный момент, сообщить о своих потребностях для него крайне проблематично. Он не будет переспрашивать: «Мама, что ты сказала?», не будет что-то просить без неотложной надобности, не будет делиться собственными переживаниями, мыслями. Потому что взаимодействие с окружающим миром - непонятным и ужасающим - для аутиста есть большим «напрягом». И нередко в ситуации фрустрации, когда взрослые жмут на ребенка, требуя выполнения простых правил (одеться, помыть руки и тому подобное), аутист может биться головой о стену или кричать».

Проблема заключается и в том, что такие дети воспринимают окружающих, в частности и родителей, «как мебель». Точнее, как роботов, которые приносят еду, одежду, покупают игрушки и выгуливают. Тяжело сказать, чувствует ли аутист к ним любовь (быстрее, нуждается в их присутствии, помощи). Потому и не видит смысла в выполнении чужих команд. И даже в легких случаях, когда можно учиться в общеобразовательной школе, такой ребенок может выйти из класса посреди урока без разрешения учителя, может не подчиняться требованиям педагога, может делать то, что сам считает нужным. И не потому, что хочет кому-то допечь, бросить вызов или выделиться в коллективе, совсем нет! Дело в том, что аутист плохо понимает «правила игры», которых требует социум. Он искренне не понимает, как это - нужно. Кому нужно? Мне этого точно не нужно... Более высокоразвитые дети с аутизмом (какие понимают: не сделаешь это и это - от тебя не отцепятся) так-сяк принимают чужие правила, но без особенного энтузиазма.

«Родителям, которые воспитывают аутистов, нужно понимать, что эти дети очень буквальные, - продолжает Татьяна Куценко. - Допустим, шестилетний мальчик сидит за столом. Ему говорят: «Бери ручку, будем писать». Он знает эту инструкцию и, в принципе, может ее выполнить. Но, если ручки нет (она закатилась под стол), это может быть большой проблемой. Почему? Потому что ребенку нужно оторваться от текущей ситуации, осознать, что для выполнения инструкции чего-то не хватает. Нужно подумать, где же взять эту ручку. Потом встать, сходить за ручкой, вернуться, сесть за стол и еще помнить о том, что тебе сказали минуту тому назад. Это совсем не тяжело физически, но для аутистов это большой умственный «напряг». Потому ребенок, не увидев на столе ручки, может бить себя по голове, орать...»

По мнению специалиста, в лечении таких детей главное - систематичность и последовательность. В идеале, с ними нужно заниматься 24 часа на сутки, а не один-два часа. А для этого врач или, скорее, педагог должен научить родителей правильно формировать навыки у своих детей. Завязал шнурки - получил конфету (печенье, орешек, машинку, игру в лоскотки - у каждого свой стимул). Сказал «добрый день» знакомому- опять молодец, получил подкрепление. Благодаря такой «дрессировке» дети лучше вписываются в общество. Хоть и остаются чудаковатыми...

Главное - начать как можно раньше

В октябре прошлого года в Луцком доме ребенка работали и учили волынских специалистов ведущие американские специалисты в отрасли детской психиатрии и логопедии, в частности, известный логопед Роберт Букендорф, который является автором популярного в США научного труда «Аутизм». Господин Букендорф имеет частную клинику, где час занятий с больным аутизмом ребенком стоит от 150 до 200 долларов. У нас за эту титаническую и изнурительную работу людям почти не платят. Когда врач Букендорф увидел, как работает с больными детками луцкий логопед (она же внештатный областной специалист из логопедии) Наталия Суслова, он был в восторге. Потому что много чего госпожа Наталия использует и из его методик, а также из методик других заграничных специалистов в этой области.

«За последние несколько лет больных аутизмом деток значительно увеличилось, - отмечает Наталия Суслова. - Только с нового года нам пришлось консультировать уже несколько новых семей, где есть такие необычные дети. А впервые мне пришлось увидеть больного лет десять тому назад. Это был мальчик, в которого диагностировали еще и другие сопутствующие болезни, в частности, эпилепсию. Такие больные тяжело поддаются коррекции, потому что все приобретено после эпилептического нападения теряется и приходится начинать все сначала. Он очень любил часы и снимал их отовсюду и со всех. Манипуляции предметами - характерный признак для аутических больных. Мальчики, как правило, могут часами крутить колеса машинок, любят играться яркими обертками от конфет или цветов... Сегодня мой первый пациент уже почти достиг совершеннолетия и живет в одном из психоневрологических интернатов. Мама не смогла его присматривать, потому что он действительно был «тяжелым». Ей пришлось самой тянуть семью, потому что мужья не всегда выдерживают такие испытания судьбы».

Луцкий логопед говорит, что среди ее пациентов преобладают мальчики: из 10 больных только одна девочка. Настю привели мама с бабушкой уже в таком состоянии, что браться за нее было просто страшно. В шесть лет она не умела обслуживать себя, не разговаривала, то есть не имела никаких социальных навыков. Семья была совсем истощена этой многолетней борьбой с коварной болезнью. У Насти проявлялся так называемый синдром Рета, характерный только для девочек. Когда ребенок не знает, как отреагировать на что-то или хочет защититься от неизвестной эмоции, он специфически потирает рученьки.

Сейчас Насте уже восемь лет. Она сама научилась есть, обслуживает себя. С языком, правда, несколько сложнее, потому что очень поздно обратились...

«Главное - начать как можно раньше и работать системно, не перерывать того, что начали, потому что приобретенное быстро теряется, - говорит госпожа Суслова. - К сожалению, родители хотят улучшения состояния ребенка уже и сейчас, не понимая, что радоваться нужно каждому наименьшему успеху. В целом единственной методики лечения аутизма не существует, приходится выбирать то, что интуитивно чувствуешь. Что принесло какое-то улучшение - за ту соломинку и хватаешься. Нравится ребенку начинать наше занятие из альбома и рисования - пусть будет так, не нужно ничего ломать. Потому что эти детки не любят никаких изменений. Педантизм в привычках - это тоже один из признаков аутизма. А родителям кажется иначе. Приходится выполнять работу не только логопеда, но и психолога. Потому очень сложно. Но когда начинаешь работать с таким ребенком, то покинуть его или передать кому-то другому не можешь, потому что чувствуешь безумную ответственность. Потому что этот ребенок открыл свой мир лишь тебе одной. И закрыть это таким титаническим трудом отворенное окошко было бы очень жестоко. Когда почитала письмо Джима Синклера «не плачьте о нас» - это было просто потрясение. И эта его фраза - «Трагедия не в том, что мы есть. Трагедия в том, что в вашем мире нет места для нас», - стала будто профессиональной Библией».

Наталия Суслова говорит, что она работает с мальчиком Владиком, с которым сложился прекрасный психоэмоциональный контакт. Он, когда пришел к врачу, умел только петь «В траве сидел кузнечик». Мог 15 раз подряд это повторять. Говорить умел, но необдуманно. Логопед заметила, что у пациента прекрасная зрительная память, он очень активно реагирует на буквы. И начали учиться читать! За два занятия научились читать составы, а за три занятия он читал уже трехсложные слова. Это в три года! Сейчас ему четыре, и он читает как взрослый. Достаточно назвать Владику первые три буквы какого-то слова, и он, как компьютер, выдает до 20 слов, которые начинаются на такой состав.

«Мы используем методику так называемого мягкого старта - есть такая в одной из американских программ, - отмечает Наталия Суслова. - Как говорил доктор Букендорф, первые пять дней он вообще ничего не делает, просто наблюдает за ребенком. Стоит в уголке комнаты и наблюдает. Мы тоже часами можем наблюдать за нашими детками, а родители этого не понимают. Они готовы помогать ребенку, хоть их никто не просит этого делать. Нам нужно, чтобы ребенок сделал это сам, нужно увидеть, что малыш может, а что нет. А родительский инстинкт вынуждает действовать иначе».

Кстати, реабилитационный центр работы с детьми с болезнями центральной нервной системы под руководством Татьяны Виговской, который работает в Доме ребенка, готовит к изданию книгу доктора Букендорфа «Аутизм». Это фундаментальный научный труд, который автор позволил перевести и переиздать украинским языком. Это издание будет первым в Украине, потому что своих наработок у наших ученых на эту тему еще нет.

ВАЖНО!

«Здоровые дети обычно играют в сюжетные игры: кто-то куда-то идет, кто-то с кем-то взаимодействует, что-то из этого выходит, чем-то заканчивается, а затем начинается что-то другое. Там всегда есть развитие, - говорит Татьяна Куценко. - Аутисты играют в стереотипные игры, когда определенное действие повторяется и не развивается. Машинка едет по кругу и едет, едет и едет, нигде не останавливается, никто из нее не выходит, а если и выходит, то всегда на одном и том же месте, через определенный интервал».

ПЕРВЫЕ ПРИЗНАКИ

По словам госпожи Куценко, первые признаки аутизма могут проявиться у совсем маленького ребенка: малыш не улыбается родителям, не тянет рученьки к игрушкам, не встречает маму радостными возгласами. Впрочем в раннем возрасте такое поведение может свидетельствовать о сотнях самых разнообразных проблем. Если же в полтора-два года такой ребенок не начинает говорить, имеет трудности при контакте с окружающими, пора идти к врачу. «В два года ребенок должен называть маму мамой, папу - папой, говорить «дай», «на», «хочу», «не хочу» или по крайней мере использовать жесты для общения, - отмечает специалист. - Если этого нет, следует идти к психоневрологу».

Главное меню

Строение и функции глаза


Проблемы со зрением

Лазерная коррекция зрения

Энциклопедия глазных болезней и состояний

Как уберечь зрение работая за компьютером

Методы улучшения зрения

Новинки фармацевтической индустрии

Ношение очков

Зрение Вашего ребенка

Спросить у врача

Интересно узнать


Рекламные ссылки

 


© Перепечатка материалов только при указании сайта http://www.eye-doctor.ru как первоисточника.

КОНТАКТЫ --- КАРТА САЙТА --- ПРАВИЛА И УСЛОВИЯ ---